Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-КГ15-20 от 09.09.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 81-КГ15-20

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 9 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Александрова В.Н судей Горчаковой Е.В. и Корчашкиной Т.Е при секретаре Гришечкине П.В рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Мартюшовой Ю В об оспаривании бездействия судебного пристава исполнителя, возложении обязанности окончить исполнительное производство по кассационной жалобе Мартюшовой Ю.В. на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Кемеровского областного суда от 8 октября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., возражения на кассационную жалобу представителя отдела судебных приставов по Центральному району г. Новокузнецка Управления Федеральной службы судебных приставов по Кемеровской области Ряховского К.Б., представителя открытого акционерного общества «Сбербанк России» Федорова А.Г., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила решением Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 30 апреля 2013 г. удовлетворен иск ОАО «Сбербанк России» к Мартюшову М.С, Мартюшовой Ю.В., Бабошиной И.В., Катани А.Е. о взыскании задолженности по кредитному договору от 8 августа 2007 г. в размере руб., расходов на уплату государственной пошлины в сумме руб., а также требование об обращении взыскания на квартиру, являющуюся предметом залога, путем продажи указанного имущества с публичных торгов и об установлении начальной продажной стоимости в размере руб.

В соответствии с решением суда были выданы два исполнительных листа (о взыскании денежных сумм в общем размере руб. и об обращении взыскания на квартиру), на основании которых было возбуждено два исполнительных производства.

В ходе исполнительного производства квартиру реализовать на торгах по цене, установленной судом, не представилось возможным, в связи с чем она передана взыскателю ОАО «Сбербанк России» и принята им в собственность 24 февраля 2014 г.

Мартюшова Ю.В., являющаяся должником в исполнительных производствах о взыскании денежных сумм и об обращении взыскания на заложенное имущество, обратилась с заявлением к старшему судебному приставу отдела судебных приставов по Центральному району г. Новокузнецка Управления Федеральной службы судебных приставов по Кемеровской области (далее - ОСП по Центральному району г. Новокузнецка с заявлением об окончании исполнительного производства о взыскании

руб., считая, что задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству погашена в связи с передачей квартиры (предмета залога) в собственность ОАО «Сбербанк России».

Мартюшова Ю.В. в связи с непринятием по ее обращению судебным приставом-исполнителем решения об окончании исполнительного производства подала в суд в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявление о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя и возложении обязанности окончить исполнительное производство.

В обоснование требований заявитель указала, что во исполнение решения суда об удовлетворении иска ОАО «Сбербанк России» в счет погашения долга по исполнительному документу квартира, на которую было обращено взыскание, постановлением судебного пристава-исполнителя от 24 февраля 2014 г. передана ОАО «Сбербанк России», как не реализованная с торгов.

Данное обстоятельство, по мнению Мартюшовой Ю.В., свидетельствует о фактическом исполнении решения суда и является основанием для окончания исполнительного производства в силу положений пункта 5 статьи 61 пункта 5 статьи 61 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Решением Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 24 июня 2014 г. заявление Мартюшовой Ю.В. удовлетворено.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Кемеровского областного суда от 8 октября 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении заявления Мартюшовой Ю.В.

Определением судьи Кемеровского областного суда от 19 января 2015 г отказано в передаче кассационной жалобы Мартюшовой Ю.В. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поступившей в Верховный Суд Российской Федерации, Мартюшова Ю.В. просит апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Кемеровского областного суда от 8 октября 2014 г. отменить ввиду неправильного применения норм материального права и оставить в силе решение районного суда.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 мая 2015 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации определением от 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу положений части 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы представления. В интересах законности суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, 8 августа 2007 г. между ОАО «Сбербанк России» и Мартюшовой Ю.В., Мартюшовым М.С. заключен кредитный договор № , по условиям которого банк на приобретение квартиры расположенной по адресу предоставил заемщикам кредит в сумме руб. под 12,25% годовых на срок до 8 августа 2027 г., по условиям которого созаемщики в счет погашения кредита должны возвращать ежемесячно руб., а также одновременно погашать проценты за пользование кредитом.

Своевременное и полное исполнение обязательств заемщиков обеспечено предоставлением поручительства Бабошиной И.В. и Катани А.Е., а также залогом (ипотекой) указанной квартиры, запись о регистрации которого произведена 16 августа 2007 г.

В соответствии с пунктом 2.1.2 залоговая стоимость квартиры установлена в размере 100 процентов от ее стоимости.

Согласно договору купли-продажи квартиры в доме по ул. , заключенному 14 августа 2007 г. между Кононенко М.В., Кононенко И.В., Кононенко М.В. (продавцы) и Мартюшовым М.С, Мартюшовой Ю.В. (покупатели), квартира стоит

руб., из которых руб. уплачивают покупатели, а

руб. уплачивается за счет кредитных средств, предоставленных в соответствии с кредитным договором от 8 августа 2007 г. № .

Поскольку созаемщики условия договора не исполняли и по состоянию на 2 октября 2012 г. образовалась задолженность по всем видам платежей в размере руб., из которых руб. - просроченная ссудная задолженность, ОАО «Сбербанк России» обратилось в суд с двумя самостоятельными требованиями: о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на указанную выше квартиру.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу об обязанности судебного пристава-исполнителя окончить исполнительное производство о взыскании с Мартюшовой Ю.В задолженности по кредитному договору, поскольку обязательства по кредитному договору от 8 августа 2007 г. прекращены в связи с принятием взыскателем ОАО «Сбербанк России» в собственность квартиры, являющейся предметом залога по кредитному договору. При этом суд применил положения пункта 5 статьи 61 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее - Федеральный закон об ипотеке) в редакции Федерального закона от 6 декабпя 2011 г. № 405-ФЗ, считая, что содержащиеся в названной норме предписания подлежат применению к возникшим правоотношениям в силу того, что оставление взыскателем за собой предмета залога имело место в 2014 году, то есть после вступления в силу приведенного законоположения.

Судебная коллегия по административным делам Кемеровского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления, исходила из того что положения пункта 5 статьи 61 Федерального закона об ипотеке с учетом предписаний статьи 59.1 данного закона распространяются только на тех лиц которые при заключении договора об ипотеке предусмотрели положение о праве залогодателя оставить заложенное имущество за собой при обращении взыскания на предмет ипотеки, в том числе когда такое обращение производится по решению суда.

Суд апелляционной инстанции также сделал заключение о невозможности применения положений приведенной выше нормы к отношениям, возникшим из договора, заключенного до вступления в силу Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество»

Поскольку после передачи ОАО «Сбербанк России» являющейся предметом ипотеки квартиры, стоимость которой в связи с нереализацией на публичных торгах определена в размере руб., взысканная решением суда задолженность по кредитному договору не была полностью погашена, у судебного пристава-исполнителя, по мнению судебной коллегии по административным делам Кемеровского областного суда, отсутствовали основания, предусмотренные статьей 47 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», для принятия постановления об окончании исполнительного производства о взыскании

руб. с Мартюшовой Ю.В.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации вывод суда второй инстанции о неприменении к возникшим правоотношениям положений пункта 5 статьи 61 Федерального закона об ипотеки находит ошибочным ввиду неправильного толкования норм материального права.

Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество вступившим в силу в марте 2012 года, статья 61 Федерального закона об ипотеке изложена в новой редакции, действовавшей на момент передачи предмета ипотеки взыскателю.

Согласно пункту 5 статьи 61 Федерального закона об ипотеке задолженность по обеспеченному ипотекой обязательству считается погашенной и обеспеченное ипотекой обязательство прекращается в случае оставления залогодержателем в порядке, установленном названным федеральным законом, за собой предмета ипотеки - принадлежащего залогодателю жилого помещения, стоимости которого недостаточно для полного удовлетворения требований залогодержателя, при условии, если размер обеспеченного ипотекой обязательства меньше или равен стоимости заложенного имущества, определенной на момент возникновения ипотеки.

Приведенное законоположение не содержит указания на то, что данная норма применяется только при наличии в договоре об ипотеке условия о праве залогодержателя оставить заложенное имущество за собой при обращении взыскания на предмет ипотеки как во внесудебном порядке, так и по решению суда.

Поскольку решение об оставлении квартиры за собой принято ОАО «Сбербанк России» в период действия статьи 61 Федерального закона об ипотеке в редакции от 6 декабря 2011 г., предписания пункта 5 этой статьи распространяются на возникшие правоотношения между Мартюшовой Ю.В. и ОАО «Сбербанк России».

Следовательно, позиция суда апелляционной инстанции о том, что данные положения закона применяются только в отношении тех лиц, которые при заключении договора об ипотеке в качестве его условия предусмотрели право залогодержателя оставить заложенное имущество за собой при обращении взыскания на предмет ипотеки как во внесудебном порядке, так и по решению суда, является ошибочной.

Вместе с тем данное обстоятельство не может повлечь отмену апелляционного определения об отказе в удовлетворении заявления Мартюшовой Ю.В. в силу того, что вывод суда первой инстанции о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в невынесении постановления об окончании исполнительного производства является неверным, как основанный на неправильном толковании норм процессуального и материального права.

Заявление об оспаривании бездействия должностного лица службы судебных приставов рассматривается в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (часть 3 статьи 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», при рассмотрении требований о признании незаконным бездействия должностных лиц, к которому относится неисполнение должностным лицом обязанности, возложенной на него нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этого лица необходимо проверять, соответствует ли содержание бездействия требованиям закона и иного нормативного правового акта, регулирующих данные правоотношения, поскольку исходя из положений статьи 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд удовлетворяет заявление об оспаривании бездействия должностного лица, если установит, что оно нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту (пункты 1, 22, 25 и 28) .

Возникшие правоотношения регулируются Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее Федеральный закон № 229-ФЗ), который определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве основано на Конституции Российской Федерации и состоит из названного выше федерального закона, Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее - Федеральный закон о судебных приставах) и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц (часть 1 статьи 3 Федерального закона № 229-ФЗ).

В соответствии со статьей 2 названного закона задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

В силу пункта 1 части 1 статьи 47 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае фактического исполнения требований содержащихся в исполнительном документе.

Между тем пункт 5 статьи 61 Федерального закона об ипотеки, определяя условия прекращения кредитного обязательства, обеспеченного ипотекой, в случае передачи жилого помещения, являющегося предметом ипотеки залогодержателю в установленном законом порядке, не содержит положений предусматривающих окончание исполнительного производства возбужденного в том числе и по взысканию расходов на уплату госпошлины понесенных кредитором при обращении в суд с требованием о взыскании задолженности по кредитному договору, исполнение которого обеспечивается залогом. Таким образом, названная норма не регламентирует деятельность судебного пристава-исполнителя, а также не регулирует условия и порядок принудительного исполнения судебных актов.

Как усматривается из решения Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области от 30 апреля 2013 г. с Мартюшовой Ю.В. в солидарном порядке в пользу ОАО «Сбербанк России взыскана не только задолженность по кредитному договору в размере

руб., но и возврат госпошлины в сумме руб.

Согласно постановлению судебного пристава-исполнителя от 15 августа 2013 г. в отношении Мартюшовой Ю.В. возбуждено исполнительное производство о взыскании руб., то есть и о взыскании задолженности по кредитному договору, и о взыскании госпошлины.

Из буквального толкования пункта 1 части 1 статьи 47 Федерального закона № 229-ФЗ следует, что судебный пристав-исполнитель обязан окончить исполнительное производство в отношении Мартюшовой Ю.В. при наличии данных, свидетельствующих об исполнении решения суда и в части взыскания руб.

Однако судебный пристав-исполнитель такими сведениями не располагал Более того, его поведение соответствовало содержанию пункта 4.15 Разъяснений по вопросам действий судебного пристава-исполнителя при обращении взыскания на заложенное имущество, содержащихся в письме Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации от 23 декабря 2011 г. № , согласно которому, если в исполнительном документе содержится только требование об обращении взыскания на заложенное имущество без указания на сумму, подлежащую взысканию, то возбужденное на основании такого исполнительного документа исполнительное производство подлежит окончанию судебным приставом-исполнителем на основании пункта 1 части 1 статьи 47 Федерального закона № 229-ФЗ после передачи нереализованного имущества залогодержателю либо фактической реализации заложенного имущества независимо от суммы, полученной от реализации.

Если же в исполнительном документе наряду с требованием об обращении взыскания на заложенное имущество содержится требование о взыскании суммы долга в связи с неисполненным обязательством обеспеченным залогом, то судебный пристав-исполнитель при недостаточности вырученной от обращения взыскания на заложенное имущество суммы продолжает исполнение данного исполнительного документа в общем порядке, предусмотренном поименованным законом.

Таким образом, оспариваемое бездействие судебного пристава исполнителя соответствует требованиям законодательства, регулирующего вопросы исполнительного производства.

Доводы кассационной жалобы Мартюшовой Ю.В. основаны на неверном толковании норм материального права и не являются основанием для отмены апелляционного определения о признании незаконным решения суда первой инстанции и принятии нового судебного постановления об отказе в удовлетворении требования о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в невынесении постановления об окончании исполнительного производства.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Кемеровского областного суда от 8 октября 2014 г. оставить без изменения кассационную жалобу Мартюшовой Ю.В. у%6ез удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 441 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта