Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ16-242 от 14.02.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-КГ16-242

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 14 февраля 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Романовского С В .

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по заявлению ОАО «Сбербанк России» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения постоянно действующего Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата по делу по иску ОАО «Сбербанк России» к ООО «Русский лес», Кононову А.В. о взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору

по кассационной жалобе представителя ПАО «Сбербанк России Анненкова К.П. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С, объяснения представителей ПАО «Сбербанк России Торбеевой ЕВ., Галановой Н.М., Васеневой Д.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ОАО «Сбербанк России» обратилось в Бутырский районный суд г. Москвы с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения постоянно действующего Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата указав, что 27 мая 2015 г. постоянно действующим Третейским судом при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» (далее - Третейский суд) было вынесено решение, которым удовлетворены требования ОАО «Сбербанк России» о взыскании в солидарном порядке с ООО «Русский лес» и Кононова А.В. задолженности по кредитному договору в размере 1 154381, 67 руб., а также расходов на уплату третейского сбора в размере 25 000 руб., однако указанное решение добровольно ответчиками исполнено не было.

Определением Бутырского районного суда г. Москвы от 19 октября 2015 г. заявление ОАО «Сбербанк России» о выдаче исполнительного листа удовлетворено, выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения Третейского суда от 27 мая 2015 г.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2015 г. указанное определение суда отменено, ОАО «Сбербанк России» в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2015 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 17 января 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 6 августа 2013 г между ОАО «Сбербанк России» и ООО «Русский лес» заключен кредитный договор, по условиям которого банк принял на себя обязательство предоставить заемщику кредит в размере 1 500 000 руб. на срок до 4 августа 2017 г процентная ставка определена в размере 19, 5 % годовых.

В тот же день в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору между ОАО «Сбербанк России» и Кононовым А.В. заключен договор поручительства.

Пункт 11 кредитного договора и пункт 8 договора поручительства содержат третейские оговорки, в соответствии с которыми все споры разногласия или требования, возникающие из договоров или в связи с ними, в том числе касающиеся их возникновения, изменения, нарушения, исполнения прекращения, недействительности или незаключенности, по выбору истца подлежат разрешению либо в Третейском суде в соответствии с регламентом третейского разбирательства этого суда, либо в компетентном суде в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Решением Третейского суда от 27 мая 2015 г. исковые требования ОАО «Сбербанк России» о взыскании солидарно с ООО «Русский лес» и Кононова А.В. задолженности по кредитному договору удовлетворены, с ООО «Русский лес» и Кононова А.В. солидарно взыскана задолженность по кредитному договору в размере 1 154381, 67 руб., а также расходы на уплату третейского сбора в размере 25 000 руб.

Удовлетворяя заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного решения, суд первой инстанции исходил из отсутствия предусмотренных законом оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда.

Отменяя определение суда первой инстанции и принимая решение об отказе ОАО «Сбербанк России» в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда пришла к выводу о том, что решение Третейского суда от 27 мая 2015 г. нарушает основополагающие принципы российского права, а именно принцип правовой определенности подсудности гражданского дела при возникновении спора, поскольку стороны не пришли к договоренности о подсудности спора.

Кроме того, как указал суд апелляционной инстанции, ответчики ООО «Русский лес» и Кононов А.В. - не были уведомлены надлежащим образом об избрании (назначении) третейского судьи.

С указанным судебным постановлением согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 31 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее - Закон о третейских судах) (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) стороны заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда. Стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда было юридически исполнимо.

Согласно статье 44 Закона о третейских судах решение третейского суда исполняется добровольно в порядке и сроки, которые установлены в данном решении. Если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению.

Пунктом 1 статьи 45 указанного выше закона предусматривалось, что если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению. Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения решения третейского суда на основе выданного компетентным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Частью 1 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела судом первой инстанции) установлено, что по результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда только в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательство того, что третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом сторона не была уведомлена должным образом об избрании (назначении третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения; решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от постановлений по вопросам, не охватываемым таким соглашением, суд выдает исполнительный лист только на ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали третейскому соглашению или федеральному закону; решение еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства или было отменено судом в соответствии с федеральным законом, на основании которого было принято решение третейского суда (часть 1).

Суд также отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом; решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права (часть 2).

Из материалов дела следует, что пунктом 11 кредитного договора заключенного между ОАО «Сбербанк России» и ООО «Русский лес», и пунктом 8 договора поручительства, заключенного между ОАО «Сбербанк России» и Кононовым А.В., установлено, что все споры, разногласия или требования возникающие из договора или в связи с ними, в том числе касающиеся его возникновения, изменения, нарушения, исполнения, прекращения недействительности или незаключенности, по выбору истца подлежат разрешению либо в Третейском суде в соответствии с регламентом третейского разбирательства этого суда, либо в компетентном суде в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Положения указанных выше третейских оговорок, содержащихся в кредитном договоре и договоре поручительства и предоставляющих истцу право выбора - возможность обратиться в государственный суд либо третейский суд не содержат какой-либо неопределенности, позволяя с очевидностью установить компетентный суд для разрешения возникающих споров.

Такие соглашения предоставляют обеим сторонам спора право подать иск либо в суд по общим правилам подсудности, либо в третейский суд. При этом действующее российское законодательство не запрещает заключать третейские соглашения на подобных условиях.

Формулировка «по выбору истца», использованная в кредитном договоре и договоре поручительства, также является обычно применимой в подобных случаях и не может рассматриваться как нарушающая баланс прав сторон.

В связи с этим, а также учитывая, что ООО «Русский лес» и Кононов А.В не представили каких-либо доказательств того, что указанные третейские соглашения недействительны, и не оспаривали условия кредитного договора и договора поручительства о подсудности спора, у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для вывода об отсутствии между сторонами договоренности о рассмотрении спора третейским судом.

Нельзя согласиться и с выводом судебной коллегии о том, что ответчики не были надлежащим образом уведомлены об избрании (назначении) третейских судей.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 10 Закона о третейских судах формирование состава третейского суда производится путем избрания (назначения) третейских судей (третейского судьи). В постоянно действующем третейском суде формирование состава третейского суда производится в порядке, установленном правилами постоянно действующего третейского суда.

Как установлено решением Третейского суда, в соответствии с уведомлениями о доставке телеграмм о необходимости избрания третейских судей от 18 апреля 2015 г. и от 22 апреля 2015 г., направленных по адресу местонахождения ООО «Русский лес» и по его почтовому адресу соответственно, телеграммы доставлены не были, поскольку по первому адресу офис закрыт и адресат по извещению за телеграммой не является, а почтовый адрес учреждения не зарегистрирован, указанной в нем улицы нет.

В соответствии с уведомлениями о доставке телеграмм о необходимости избрания третейских судей от 18 апреля 2015 г. и от 22 апреля 2015 г направленных по адресу фактического проживания Кононова А.В. и по адресу его регистрации, телеграммы доставлены не были, поскольку квартира закрыта адресат по извещению за телеграммой не является.

Статьей 4 Закона о третейских судах установлено, что документы и иные материалы направляются сторонам в согласованном ими порядке и по указанным ими адресам. Если стороны не согласовали иной порядок, то документы и иные материалы направляются по последнему известному месту нахождения организации, являющейся стороной третейского разбирательства или месту жительства гражданина - предпринимателя либо гражданина являющегося стороной третейского разбирательства, заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, предусматривающим фиксацию доставки указанных документов и материалов. Документы и иные материалы считаются полученными в день их доставки, хотя бы адресат по этому адресу не находится или не проживает.

Согласно статье 1651 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 1) заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданскоправовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Учитывая изложенное, оснований для отказа в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда по мотиву неизвещения стороны об избрании третейского судьи у суда апелляционной инстанции не имелось.

Кроме того, судом апелляционной инстанции не было дано какой-либо правовой оценки тому обстоятельству, что Кононов А.В., как указывал представитель ПАО «Сбербанк России», присутствовал в заседании Третейского суда 15 мая 2015 г., каких-либо возражений относительно рассмотрения дела конкретным судьей Третейского суда не высказывал.

При таких обстоятельствах определение суда апелляционной инстанции не может быть признано отвечающим требованиям статей 195, 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные нарушения являются существенными и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 426 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта