Информация

Решение Верховного суда: Определение N 78-КГ16-73 от 07.02.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 78-КГ16-73

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 7 февраля 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова СВ.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по заявлениям ПАО «Сбербанк России», некоммерческой организации «Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» от 28 января 2015 г.

по кассационной жалобе представителя ПАО «Сбербанк России Кулиной М.Б. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 апреля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С, объяснения представителя ПАО «Сбербанк России Талановой Н.М. по доверенности, поддержавшей доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ПАО «Сбербанк России» (далее - Банк), а также некоммерческая организация «Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса» (далее - Фонд) обратились в суд с заявлениями о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» (далее Третейский суд) от 28 января 2015 г.

Определением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 9 декабря 2015 г. заявление Банка удовлетворено в части, ему выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения Третейского суда от 28 января 2015 г. о солидарном взыскании с ООО «А.В.К.», Кулькова А.Б. в пользу Банка расходов на уплату третейского сбора в размере 183 842 руб задолженности по кредитным договорам от 20 июня 2013 г. и от 31 июля 2013 г в размере 3 772 652, 52 руб. и 10 665 085, 14 руб. соответственно, об обращении взыскания на заложенное имущество.

Фонду также выдан исполнительный лист на принудительное исполнение указанного выше решения Третейского суда о солидарном взыскании с ООО «А.В.К.», Кулькова А.Б. в пользу Фонда задолженности по кредитному договору от 20 июня 2013 г. в размере 2 500 002 руб. и обращении взыскания на заложенное имущество.

Кроме того, с ООО «А.В.К.» и Кулькова А.Б. в пользу Банка взысканы расходы на уплату государственной пошлины по 1125 руб. с каждого.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 апреля 2016 г. определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявлений Банка и Фонда о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения Третейского суда от 28 января 2015 г. отказано.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт Петербургского городского суда от 27 апреля 2016 г., как незаконного, и оставлении без изменения определения Приморского районного суда Санкт Петербурга от 9 декабря 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С В . от 10 января 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 20 июня 2013 г. и 31 июля 2013 г. между Банком и ООО «А.В.К.» были заключены кредитные договоры, согласно которым кредитор предоставляет заемщику денежные суммы в размере 10 000 000 руб. под 13,8 процента годовых и 15 000 000 руб под 13,1 процента годовых соответственно.

В обеспечение исполнения обязательств ООО «А.В.К.» по кредитным договорам Банком 20 июня 2013 г. и 31 июля 2013 г. были заключены договоры поручительства с Кульковым А.Б.

25 июня 2013 г. Фонд, Банк и ООО «А.В.К.» для обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору от 20 июня 2013 г. заключили договор поручительства, согласно которому Фонд как поручитель несет субсидиарную ответственность, ограниченную 39% от суммы кредита.

Решением Третейского суда от 28 января 2015 г. в пользу Банка с заемщика ООО «А.В.К.» и поручителя Кулькова А.Б. в солидарном порядке взыскана задолженность по кредитному договору от 20 июня 2013 г. в размере 6 272 655, 03 руб. и по кредитному договору от 31 июля 2013 г. в размере 10 665 085, 14 руб., а также обращено взыскание на заложенное имущество.

29 декабря 2014 г. решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области с Фонда в пользу Банка взыскано по договору поручительства 2 500 002, 51 руб., 22 апреля 2015 г. задолженность списана со счета поручителя, 23 апреля 2015 г. Фонд и Банк подписали акт сверки взаиморасчетов, согласно пункту 3 которого задолженность поручителя перед Банком отсутствует.

Определением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 9 декабря 2015 г. судом произведена замена кредитора ПАО «Сбербанк России на некоммерческую организацию «Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса» по решению Третейского суда от 28 января 2015 г. в части солидарного взыскания с ООО «А.В.К.», Кулькова А.Б. в пользу Банка задолженности по кредитному договору от 20 июня 2013 г. и обращения взыскания на заложенное имущество.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявление Банка и выдавая исполнительные листы Банку и Фонду в соответствии с имеющимся у них объемом требований к солидарным должникам, добровольно не исполнявшим решение Третейского суда, руководствовался отсутствием предусмотренных законом оснований для отказа в выдаче исполнительных листов.

Отменяя определение суда и отказывая в удовлетворении заявлений Банка и Фонда о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения Третейского суда, суд апелляционной инстанции исходил из того, что при заключении кредитных договоров от 20 июня 2013 г. и 31 июля 2013 г между Банком и ООО «А.В.К.», договоров поручительства от 20 июня 2013 г. и 31 июля 2013 г. между Банком и Кульковым А.Б., а также договора поручительства от 25 июня 2013 г. между Фондом, Банком и ООО «А.В.К стороны не пришли к договоренности о подсудности дела, а потому решение Третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

С выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 31 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее - Закон о третейских судах) (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) стороны заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять решение третейского суда. Стороны и третейский суд прилагают все усилия к тому, чтобы решение третейского суда было юридически исполнимо.

Согласно статье 44 Закона о третейских судах решение третейского суда исполняется добровольно в порядке и сроки, которые установлены в данном решении. Если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению.

Если решение третейского суда не исполнено добровольно в установленный срок, то оно подлежит принудительному исполнению Принудительное исполнение решения третейского суда осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения решения третейского суда, на основе выданного компетентным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (пункт 1 статьи 45 Закона о третейских судах).

Частью 1 статьи 427 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции действовавшей на момент рассмотрения дела судом первой инстанции установлено, что по результатам рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда суд выносит определение о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда закреплены статьей 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно пункту 2 части 2 которой суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом либо решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

Подпунктом 2 пункта 2 статьи 46 Закона о третейских судах также предусматривалось, что компетентный суд выносит определение об отказе в выдаче исполнительного листа в случае, если установит, что решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

Из материалов дела следует, что согласно пункту 15 кредитных договоров от 20 июня 2013 г. и от 31 июля 2013 г., заключенных между Банком и ООО «А.В.К.», а также пункту 7 договоров поручительства, заключенных между Банком и Кульковым А.Б., все споры, разногласия или требования, вытекающие из договоров или в соответствии с ними, по выбору истца подлежат разрешению либо в Третейском суде при Автономной некоммерческой организации «Независимая Арбитражная Палата» в соответствии с регламентом третейского разбирательства, либо в компетентном суде в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Положения указанных выше третейских оговорок, содержащихся в названных кредитных договорах и договорах поручительства и предоставляющих истцу право выбора - возможность обратиться в государственный суд либо третейский суд, - не содержат какой-либо неопределенности, позволяя с очевидностью установить компетентный суд для разрешения возникающих споров.

Такие соглашения предоставляют обеим сторонам спора право подать иск либо в суд по общим правилам подсудности, либо в третейский суд. При этом действующее российское законодательство не запрещает заключать третейские соглашения на подобных условиях.

Формулировка «по выбору истца», использованная в кредитных договорах от 20 июня 2013 г. и от 31 июля 2013 г., также является обычно применимой в подобных случаях и не может рассматриваться как нарушающая баланс прав сторон.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что ООО «А.В.К.» и Кульков А.Б. не представили каких-либо доказательств того, что указанные третейские соглашения недействительны, и не оспаривали условия кредитных договоров и договоров поручительства о подсудности спора, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для вывода об отсутствии между сторонами соглашения о рассмотрении спора третейским судом.

Пункт 7.2 договора поручительства от 25 июня 2013 г., заключенного между Фондом, Банком и ООО «А.В.К.», согласно которому все споры связанные с изменением, расторжением или исполнением договора, подлежат разрешению в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области или в суде общей юрисдикции по месту нахождения поручителя, также не содержит какой-либо неопределенности в отношении подсудности возникающих споров.

Кроме того, судебная коллегия по гражданским делам Санкт Петербургского городского суда не учла, что обращение Фонда в суд за выдачей исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда было обусловлено тем, что в силу определения Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 9 декабря 2015 г., вынесенного на основании заявления Фонда о процессуальном правопреемстве, к последнему перешли права прежнего кредитора - Банка в части солидарного взыскания с ООО «А.В.К.» и Кулькова А.Б. задолженности по кредитному договору от 20 июня 2013 г. в пределах суммы 2 500 002, 51 руб. и обращения взыскания на заложенное имущество.

Это обстоятельство было оставлено без какой-либо правовой оценки судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда.

Допущенные нарушения являются существенными и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 апреля 2016 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 апреля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 426 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта