Информация

Решение Верховного суда: Решение N АКПИ15-592 от 02.07.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, первая инстанция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АКПИ15-592

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Москва 2 июля 2015 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Иваненко ЮГ.

при секретаре Полагаевой К.А.

с участием прокурора Засеевой Э.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов о признании недействующим пункта 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов утвержденных Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации 4 декабря 1995 г., № 13-7-2/469,

установил согласно пункту 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов (далее - Правила) они являются обязательными для исполнения владельцами животных независимо от способа ведения хозяйства, а также организациями, предприятиями всех форм собственности, занимающимися производством, транспортировкой, заготовкой и переработкой продуктов и сырья животного происхождения.

Саяногорская городская общественная организация охотников и рыболовов обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим названного пункта, ссылаясь на то, что он противоречит статьям 3, 4, 40 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире» (далее - Федеральный закон № 52-ФЗ), пункту 11 статьи 1, статье 9, части 4 статьи 27 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее -

Федеральный закон № 209-ФЗ), статье 221 Гражданского кодекса Российской Федерации. По мнению заявителя, действие Правил распространяется не на охоту, а на животноводство, их исполнение не должно быть обязательным для организаций - охотпользователей. Оспариваемое предписание нарушает ее права и законные интересы, поскольку правоприменительная деятельность органов Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (далее - Россельхознадзор) распространяет действие Правил на организацию которая неоднократно привлекалась к административной ответственности по части 8 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за невыполнение предписаний по соблюдению их отдельных требований. Правила утверждены неуполномоченным лицом с превышением предоставленной компетенции, поэтому подлежат признанию недействующими.

В письменных возражениях Министерство сельского хозяйства Российской Федерации (далее - Минсельхоз России) указало, что порядок принятия Правил, полномочия органа (должностного лица) на издание нормативного правового акта дважды проверялись Верховным Судом Российской Федерации и получили соответствующую правовую оценку в решениях, поэтому довод заявителя об этом не может быть предметом повторного рассмотрения и проверки. Пункт 1.1 Правил не противоречит нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в том числе перечисленным в заявлении.

Министерство юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России в письменном отзыве на заявление пояснило, что Правила утверждены компетентным органом в пределах предоставленных действующим законодательством полномочий, а в случае с заявителем речь идет о неправильном правоприменении предписаний пункта 1.1 Правил.

В судебном заседании представители Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов Арамилева Т.С. и Слободенюк В.Б. заявление поддержали.

Представитель Минсельхоза России Косарева НИ., представитель Минюста России Кудрицкая Ю.В. возражали против его удовлетворения.

Выслушав объяснения представителей заявителя, возражения представителей заинтересованных лиц, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей необходимым в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.

Правила утверждены 4 декабря 1995 г. Главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации, начальником Департамента ветеринарии Министерства сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации, зарегистрированы Минюстом России, 5 января 1996 г., регистрационный номер 1005, опубликованы 22 февраля 1996 г. в издании «Российские вести», №35, действуют в редакции приказа Минсельхоза России от 16 августа 2007 г. № 400.

Доводы заявителя об утверждении Правил неуполномоченным лицом с превышением предоставленной компетенции подлежат отклонению, как неправильные.

Из материалов дела усматривается, что оспариваемый акт дважды являлся предметом судебного контроля, при осуществлении которого были проверены порядок его издания, регистрации и опубликования, в том числе компетенция соответствующего органа (должностного лица).

Так, вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2006 г. по делу № ГКПИ06-139 с учетом определения Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 13 июня 2006 г. № КАС06-193 признано недействующим содержащееся в пункте 6.1 Правил положение, в соответствии с которым скотомогильники и биотермические ямы, не принадлежащие организациям, являются объектами муниципальной собственности. Заявление администрации Канского района Красноярского края в части требования о признании недействующим пункта 6.10 Правил оставлено без удовлетворения.

Вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 декабря 2012 г. по делу № АКПИ12-1495 заявление Совета депутатов Казачкинского муниципального образования Калининского муниципального района Саратовской области и администрации Казачкинского муниципального образования Калининского муниципального района Саратовской области о признании недействующим пункта 6.10 Правил действующих в редакции приказа Минсельхоза России от 16 августа 2007 г. № 400, оставлено без удовлетворения.

По смыслу статей 251-253 во взаимосвязи с частью второй статьи 13 и частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, связанные с порядком издания нормативного правового акта в конкретной редакции и установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в порядке производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела.

В соответствии со статьей 41 Федерального закона № 52-ФЗ отношения в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов регулируются федеральным законом об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и указанным федеральным законом.

Согласно статье 3 Федерального закона № 209-ФЗ правовое регулирование в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов осуществляется данным законом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Охота является одним из видов пользования животным миром, объекты которого предоставляются в пользование физическим лицам и юридическим лицам по основаниям, установленным законом, пользователи животным миром имеют право собственности на добытые объекты животного мира и продукцию полученную от них, если иное не установлено федеральными законами (статьи 33, 34, 36, 40 Федерального закона № 52-ФЗ).

Объекты животного мира, которые в соответствии с федеральным законом и (или) законами субъектов Российской Федерации используются или могут быть использованы в целях охоты, относятся к охотничьим ресурсам (пункт 1 статьи 1 Федерального закона № 209-ФЗ).

Пунктом 5 статьи 1 Федерального закона № 209-ФЗ определено, что охота - это деятельность, связанная с поиском, выслеживанием преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой.

Физические лица и юридические лица, обладающие правом на добычу охотничьих ресурсов, приобретают право собственности на продукцию охоты в соответствии с гражданским законодательством (статья 9 Федерального закона № 209-ФЗ).

В случаях, когда в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или в соответствии с местным обычаем на определенной территории допускается сбор ягод, добыча (вылов) рыбы и других водных биологических ресурсов, сбор или добыча других общедоступных вещей и животных, право собственности на соответствующие вещи приобретает лицо осуществившее их сбор или добычу (статья 221 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В части 1 статьи 43 Федерального закона № 209-ФЗ указано, что защита охотничьих ресурсов от болезней осуществляется в соответствии с этим федеральным законом и законодательством Российской Федерации о ветеринарии.

В силу статьи 2 Закона Российской Федерации от 14 мая 1993 г. № 4979-1 «О ветеринарии» (далее - Закон № 4979-1) ветеринарное законодательство Российской Федерации состоит из названного закона и принимаемых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов Российской Федерации законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, регулирует отношения в области ветеринарии в целях защиты животных от болезней, выпуска безопасных в ветеринарном отношении продуктов животноводства и защиты населения от болезней, общих для человека и животных.

Проведение мероприятий по защите охотничьих ресурсов от болезней в закрепленных охотничьих угодьях обеспечивается юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, заключившими охотхозяйственные соглашения (часть 3 статьи 43 Федерального закона № 209-ФЗ).

Перечень условий, включаемых в охотхозяйственные соглашения приведен в части 4 статьи 27 Федерального закона № 209-ФЗ. В частности,

одним из его условий являются обязательства юридического лица или

индивидуального предпринимателя, заключивших охотхозяйственное

соглашение, проводить мероприятия по сохранению охотничьих ресурсов и

среды их обитания, создавать охотничью инфраструктуру, обеспечивать

внутрихозяйственное охотустройство.

Абзац шестой части второй статьи 18 Закона № 4979-1 предусматривает что владельцы животных и производители продуктов животноводства обязаны соблюдать установленные ветеринарно-санитарные правила перевозки и убоя животных, переработки, хранения и реализации продуктов животноводства.

Определяя круг субъектов, для которых Правила являются обязательными, их пункт 1.1 не содержит непосредственного предписания о том, что действие Правил распространяется на отношения, возникающие в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

По смыслу пункта 1.1 Правил действие изложенных предписаний распространяется на неограниченный круг лиц из числа владельцев животных независимо от способа ведения хозяйства, а также организаций, предприятий всех форм собственности, занимающихся производством, транспортировкой заготовкой и переработкой продуктов и сырья животного происхождения.

Вопреки доводам заявителя данная норма акта законодательства Российской Федерации, относящегося к ветеринарии, не содержит положений противоречащих указанным в заявлении статьям 3, 4, 40 Федерального закона № 52-ФЗ, статье 9, части 4 статьи 27 Федерального закона № 209-ФЗ статье 221 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации имеющим иное, отличное от Правил, предметное регулирование.

По аналогичным мотивам отсутствует противоречие между пунктом 1.1 Правил и пунктом 11 статьи 1 Федерального закона № 209-ФЗ раскрывающим понятие любительской и спортивной охоты, к которой отнесена охота, осуществляемая физическими лицами в целях личного потребления продукции охоты и в рекреационных целях.

В то же время вне зависимости от доводов заявителя содержание проверяемого пункта с учетом назначения Правил соответствует требованиям Закона № 4979-1, в том числе его статье 18, устанавливающей обязанности предприятий, учреждений, организаций и граждан - владельцев животных и производителей продуктов животноводства.

Как следует из заявления и пояснений представителей Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов, несоответствие оспариваемого пункта они связывают не с содержанием изложенных выше норм федерального законодательства, а с конкретной правоприменительной практикой органов Россельхознадзора, распространяющих обязательность Правил на деятельность организаций - охотпользователей, в том числе заявителя.

Исходя из системного толкования приведенных выше законоположений действие Правил в отношении подобных организаций не исключается, если конкретным охотпользователем будет осуществляться деятельность, указанная в их пункте 1.1.

Вместе с тем установление подобных фактических обстоятельств и оценка относящихся к ним доказательств возможны только в конкретном деле с соблюдением предусмотренных для соответствующего производства правил доказывания.

В связи с этим несогласие заявителя с состоявшимися в 2013 и 2014 годах правоприменительными решениями Управления Россельхознадзора по республикам Хакасия и Тыва, в соответствии с которыми Саяногорская городская общественная организация охотников и рыболовов была привлечена к административной ответственности по части 8 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не может быть основанием для вывода о несоответствии пункта 1.1 Правил нормативным правовым актам большей юридической силы.

Согласно части первой статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Оспариваемое нормативное предписание действующему законодательству не противоречит, прав, свобод и законных интересов заявителя не нарушает, поэтому заявление не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил в удовлетворении заявления Саяногорской городской общественной организации охотников и рыболовов о признании недействующим пункта 1.1 Ветеринарно-санитарных правил сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утвержденных Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации 4 декабря 1995 г., № 13-7-2/469, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме Судья Верховного Суда Российской Федерации ЮГ. Иваненко

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 221 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта