Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-КГ15-43 от 01.09.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №4-КГ15-43

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Вавилычевой Т.Н.,

судей Горохова Б.А. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Беловой Е И к Беловой Т А , Беловой Т А , администрации г. Люберцы Люберецкого района Московской области об установлении факта принятия наследства, включении имущества в наследственную массу, признании права собственности на квартиру, по встречному иску Беловой Т А , Беловой Т А к Беловой Е И , администрации г. Люберцы Люберецкого района Московской области об установлении факта принятия наследства, признании права собственности на 1/6 доли квартиры за каждым истцом, определении порядка пользования жилым помещением

по кассационной жалобе Трохиной Н Е на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 ноября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., объяснения Беловой Тамары А. и Беловой Татьяны А возражавших относительно доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Белова Е.И. обратилась в суд с иском к администрации г. Люберцы Люберецкого муниципального района Московской области, Беловой Т А Беловой Т А. об установлении юридического факта принятия наследства включении имущества в наследственную массу, признании права собственности на % доли квартиры, впоследствии дополнив иск требованием о признании права собственности на квартиру. Свои требования мотивировала тем, что 6 июня 2005 г. умер ее сын Белов А А являвшийся мужем Беловой Т А и отцом Беловой Т А . После его смерти открылось наследство в виде ХА доли квартиры, расположенной по адресу:.

27 января 2005 г. между ней, сыном Беловым А.А и муниципальным унитарным предприятием «Люберецкий городской жилищный трест» был заключен договор передачи жилого помещения в частную собственность граждан. Согласно п. 1.1 договора им в общую долевую собственность была передана двухкомнатная квартира по указанному выше адресу. Несмотря на то, что договор на передачу квартиры не прошел государственную регистрацию права в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, 1А доли квартиры, принадлежащая Белову А.А., должна быть включена в наследственную массу. В установленный законом срок она не обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство, хотя фактически приняла наследство После смерти Белова А.А. истец продолжала проживать в квартире, несла расходы по ее содержанию и оплате коммунальных услуг, пользовалась предметами домашней обстановки и обихода. Таким образом, по мнению истца, она вступила во владение наследственным имуществом. Просила установить факт принятия ею наследства после смерти Белова А.А. в виде 1А доли спорной квартиры, включить имущество в наследственную массу и признать за ней право единоличной собственности на жилое помещение по указанному адресу с учетом ее 1А доли, полученной в порядке приватизации.

Представитель ответчиков Беловой Т А. и Беловой Т А Мельников О.Л. иск не признал, предъявил встречный иск к Беловой Е.И. и администрации г. Люберцы Люберецкого района Московской области об установлении юридического факта принятия наследства, признании права собственности в порядке наследования по закону на 1/6 доли квартиры за каждым, определении порядка пользования жилым помещением, ссылаясь на то, что после смерти Белова А.А. в установленный законом срок Белова Т А. и Белова Т А. с заявлением в нотариальную контору не обратились, однако фактически приняли наследство. Белова Т А. (дочь наследодателя) была зарегистрирована в квартире, несла расходы на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, а Белова Т А. (жена наследодателя) продолжала владеть, пользоваться и распоряжаться иным совместным и личным имуществом умершего.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 9 декабря 2013 г. исковые требования Беловой Е.И. удовлетворены: в наследственную массу после смерти Белова А.А. включена Уг доли квартиры 199, расположенной по адресу:

установлен факт принятия наследства Беловой Е.И. после смерти Белова А.А. в виде 1/2 доли квартиры , расположенной по адресу:

за Беловой Е.И признано право единоличной собственности на спорную квартиру. Встречный иск Беловой Т А., Беловой Т А. оставлен без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 ноября 2014 г. решение суда первой инстанции отменено в части установления факта принятия наследства Беловой Е.И. в размере ХА доли спорной квартиры, признания за ней права собственности на квартиру. В этой части вынесено новое решение, которым требования Беловой Е.И. удовлетворены частично, установлен факт принятия Беловой Е.И. наследства после смерти Белова А.А. в виде % доли спорной

Ъ квартиры, за Беловой Е.И. признано право собственности на А доли жилого помещения. Решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении встречного иска Беловой Т А , в этой части вынесено новое решение, которым требования Беловой Т А удовлетворены частично, установлен факт принятия наследства после смерти Белова А.А. в виде Ул доли спорной квартиры, признано право собственности Беловой Т А на Ул доли жилого помещения. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Трохиной Н.Е. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 ноября 2014 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Трохиной Н.Е судьей Верховного Суда Российской Федерации 25 июня 2015 г. было истребовано дело в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 6 августа 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 ноября 2014 г.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела и установлено судом, 6 июня 2005 г умер Белов А.А., который был зарегистрирован и проживал по адресу:

(л.д. 8-9).

27 января 2005 г. между ним, Беловой Е.И. и МУП «Люберецкий городской жилищный трест» был заключен договор безвозмездной передачи жилого помещения в частную собственность граждан (л.д. 7). Согласно п. 1.1 договора Беловым в общую долевую собственность была передана двухкомнатная квартира общей площадью кв.м, жилой кв.м находящаяся по указанному выше адресу. Договор приватизации не прошел государственную регистрацию (л.д. 11-12).

Белов А.А. на день своей смерти проживал в квартире совместно с матерью Беловой Е.И. (л.д. 8).

Наследниками по закону первой очереди имущества Белова А.А являются мать Белова Е.И. (истец), супруга Белова Т А. и дочь Белова Т А. (ответчики).

Удовлетворяя требования Беловой Е.И., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Белова Е.И. зарегистрирована и постоянно проживает в квартире, исполняет обязанности по оплате расходов на ее содержание и коммунальные услуги, пользуется после смерти сына предметами домашней обстановки и обихода, что является доказательством фактического принятия ею наследства. В связи с этим, по мнению суда первой инстанции, требования Беловой Е.И. о включении в наследственную массу Уг доли квартиры признании за ней права единоличной собственности на квартиру с учетом 1А доли, полагающейся ей в порядке приватизации, подлежат удовлетворению.

Отказывая в удовлетворении встречных требований Беловой Т А. и Беловой Т А., суд первой исходил из того, что данные граждане в квартире не проживали, расходы в отношении спорного имущества не осуществляли.

Отменяя в части решение суда первой инстанции и принимая по делу в этой части новое решение, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что только Беловой Е И и Беловой Т А были совершены действия, свидетельствующие о фактическом принятии ими наследства. Суд установил долевую собственность на спорную квартиру, признав за Беловой Е.И. право собственности на % доли, за Беловой Т А. - на Ул доли.

Между тем при рассмотрении данного дела существенные нарушения норм процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции и выразились в следующем.

В силу чч. 1,2 ст. 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Исходя из смысла названной нормы закона процессуальное правопреемство происходит в тех случаях, когда права или обязанности одного из субъектов спорного материального правоотношения в силу тех или иных причин переходят другому лицу, которое не принимало участия в данном процессе.

В соответствии с абз. вторым ст. 215, ст. 217 ГПК РФ суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство. В этом случае производство по делу приостанавливается до определения правопреемника лица, участвующего в деле. Если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу спорное правоотношение не допускает правопреемство, в силу статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу.

Из постановленных по делу судебных актов следует, что спорное правоотношение - признание права собственности на жилое помещение в порядке наследования - допускает правопреемство в соответствии с положениями ст. 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

На дату вынесения судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда апелляционного определения (19 ноября 2014 г которым было отменено в части решение суда первой инстанции, Белова Е.И умерла, что подтверждается копией свидетельства от смерти от 8 апреля 2014 г.

При рассмотрении настоящего гражданского дела в апелляционном производстве судебная коллегия Московского областного суда не располагала данными сведениями. Вопрос о приостановлении производства по делу в связи со смертью истца Беловой Е.К. до установления ее правопреемников судом апелляционной инстанции не обсуждался и спор был разрешен в отношении умершего лица, что противоречит требованиям ст. 17 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как указывает в своей кассационной жалобе Трохина Н.Е., она является правопреемником Беловой Е.И. согласно копии завещания от 18 марта 2014 г которым последняя завещала ей принадлежащее ей на день смерти имущество При данных обстоятельствах рассмотрение апелляционной жалобы ответчика по делу (Беловой Т А.) на решение Люберецкого городского суда Московской области от 9 декабря 2013 г. нарушило права одной из сторон (правопреемника Беловой Е.К. - Трохиной Н.Е.), которая была лишена возможности участвовать в суде апелляционной инстанции и высказать свою позицию по настоящему делу.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права повлияли на исход дела, являются фундаментальными поскольку без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав Трохиной Н Е .

При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 ноября 2014 г. является незаконным, принятым с существенными нарушениями норм процессуального права и подлежит отмене, а дело направлению в Московский областной суд на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и подлежащими применению нормами материального и процессуального закона.

Руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 ноября 2014 г. отменить, передать дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 215 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта