Информация

Решение Верховного суда: Решение N АКПИ15-690 от 04.08.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, первая инстанция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АКПИ15-690

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г.Москва 4 а в г у с т а 2015 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Назаровой А.М.

при секретаре Паршине Н.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Горячева Д В о признании частично недействующим пункта 2 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. № 70 «О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации»,

установил:

пунктом 2 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. № 70 «О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации» (далее - Приказ) установлено, что проверке подлежат обращения граждан, органов государственной власти и органов местного самоуправления, информация, поступившая из органов МВД России, ФСБ России, других правоохранительных органов и специальных служб общественных организаций, сообщения средств массовой информации и иных источников о совершении прокурорскими работниками органов и учреждений прокуратуры и Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (далее - Следственный комитет) административных правонарушений, проступков, порочащих честь прокурорского работника, а также о нарушении ими требований Присяги прокурора (следователя Нормативный правовой акт опубликован в журнале «Законность», 2008 г., № 6.

Горячев Д.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 2 Приказа в части предусматривающей, что проверке подлежат обращения о совершении прокурорскими работниками органов и учреждений прокуратуры и Следственного комитета административных правонарушений, ссылаясь на то что установление виновности лица в совершении административного правонарушения регламентируется Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП), оспариваемое положение противоречит статье 1.4 КоАП, определяющей, что особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, а также нарушает его права закрепленные статьей 25.1 КоАП, и лишает его права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Заявитель в судебное заседание, о времени и месте рассмотрения которого извещен надлежащим образом, не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Генеральная прокуратура Российской Федерации в письменных возражениях указала, что Приказ издан надлежащим должностным лицом, в пределах предоставленных ему полномочий, опубликован в официальном печатном издании органов прокуратуры и размещен во всех справочно информационных системах правового характера, оспариваемое положение каким-либо нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не противоречит, его содержание является определенным и не допускает неоднозначного толкования. Каких-либо коллизий в применении норм материального права не порождает. Доводы заявителя основаны на ошибочном понимании норм действующего законодательства, что не может являться основанием для признания нормативного акта недействующим.

Обсудив доводы заявителя, выслушав возражения представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гришиной А.С, проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.

Статьей 40 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» предусмотрено, что служба в органах и учреждениях прокуратуры является федеральной государственной службой Прокурорские работники являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности по должности федеральной государственной службы с учетом требований этого федерального закона Правовое положение и условия службы прокурорских работников определяются данным федеральным законом (пункт 1); трудовые отношения работников органов и учреждений прокуратуры регулируются законодательством Российской Федерации о труде и законодательством Российской Федерации о государственной службе с учетом особенностей предусмотренных этим федеральным законом (пункт 2).

Пункт 2 Приказа устанавливает право вышестоящего прокурора в пределах своей компетенции проводить проверку обращений, сообщений и информацию о совершении прокурорскими работниками органов и учреждений прокуратуры и Следственного комитета административных правонарушений.

Данная правовая норма основана на положениях поименованного выше федерального закона, в частности его статьи 42, определяющей порядок привлечения прокуроров к уголовной и административной ответственности и закрепляющей в пункте 1 правило о том, что проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры.

В связи с этим не может быть признано обоснованным утверждение заявителя о том, что оспариваемое положение противоречит статье 1.4 КоАП предусматривающей, что особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

Названные законоположения корреспондируют статьям 28.4 и 28.8 КоАП наделяющим прокурора правом возбудить дело о любом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена Кодексом или законом субъекта Российской Федерации, путем вынесения постановления и направления его судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело об административном правонарушении.

Пункт 2 Приказа в полной мере соответствуют указанным требованиям законодательных актов и, вопреки утверждению заявителя, не позволяет во внесудебном порядке признавать прокурорского работника виновным в совершении административного правонарушения и определять ему вид наказания, поскольку не регулирует данные отношения.

Вопросы направления подлинника постановления и материалов проверки в соответствующий суд для решения вопроса о применении мер административного воздействия в случае возбуждения за проступок порочащий честь прокурорского работника, административного производства урегулированы пунктом 14 Приказа, который уже являлся предметом проверки Верховного Суда Российской Федерации и решением от 12 марта 2014 г. № АКПИ14-77 был признан соответствующим нормативным правовым актам имеющим большую юридическую силу.

Согласно правовой позиции, выраженной в данном решении, из пункта 14 Приказа вполне определенно следует, что именно суд по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении, возбужденного прокурором в соответствии с предоставленными ему федеральным законодателем полномочиями, устанавливает виновность прокурорского работника в совершении административного правонарушения и определяет ему меру административного воздействия.

С учетом изложенного не может быть признан обоснованным и довод заявителя о том, что оспариваемое положение нормативного правового акта лишает его права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Приказ издан в рамках предоставленных статьей 17 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» Генеральному прокурору Российской Федерации полномочий. Пункт 2 Приказа соответствует нормам специального федерального закона и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, прав прокурорских работников, в том числе заявителя, не ограничивает.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления Горячева Д В о признании частично недействующим пункта 2 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. № 70 «О проведении проверок (служебных расследований) в отношении прокурорских работников органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации» отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме Судья Верховного Суда Российской Федерации А.М.Назарова

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 194 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта