Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-КГ16-19 от 19.07.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№4-КП6-19

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 июля 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Киселева А.П., Асташова СВ.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению межрайонного природоохранного прокурора Московской области в интересах неопределенного круга лиц к Соколову А В о признании строительства незаконным и его прекращении, сносе строения и приведении земельного участка в первоначальное состояние по кассационной жалобе Соколова А В на решение Истринского городского суда Московской области от 23 сентября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 января 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., выслушав представителя Соколова А.В. - Соболева Г.В выступающего по доверенности и поддержавшего доводы кассационной жалобы, а также возражавших против удовлетворения кассационной жалобы представителя межрайонного природоохранного прокурора Московской области Белоусову Е.А., выступающую по доверенности, представителей акционерного общества «Мосводоканал» Филаткину Ю.В., Каменскую ЕЮ выступающих по доверенностям, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

межрайонный природоохранный прокурор Московской области обратился в Истринский городской суд Московской области с заявлением в интересах неопределенного круга лиц к Соколову А.В. о признании незаконным строительства жилого дома на земельном участке с кадастровым номером , расположенном по адресу:,

о возложении обязанности прекратить строительство и привести названный земельный участок в первоначальное состояние путем демонтажа строящегося жилого дома.

Требования прокурора обоснованы тем, что строительство жилого дома ведется ответчиком в 60-70 метрах от уреза воды Истринского водохранилища, что противоречит требованиям законодательства о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения.

Ответчик иск не признал, указав, что строительство жилого дома согласовано в установленном законом порядке в рамках застройки коттеджного поселка «Высокий берег», осуществляется на принадлежащем ему земельном участке, отведенном под дачное строительство, с соблюдением строительных, санитарных, водоохранных и иных норм и правил.

Решением Истринского городского суда Московской области от 23 сентября 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 января 2015 г., требования прокурора удовлетворены.

В кассационной жалобе Соколовым А.В. ставится вопрос об отмене решения Истринского городского суда Московской области от 23 сентября 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 января 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от

14 июля 2015 г. отказано в передаче кассационной жалобы представителя Соколова А.В. - Соболева Г.В. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Истринского городского суда Московской области от

26 февраля 2016 г., вступившим в законную силу 15 марта 2016 г.,

Соколову А.В. восстановлен срок на подачу кассационной жалобы на

указанные судебные постановления (т. 5, л.д. 228-229).

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской

Федерации Нечаева В.И. от 3 июня 2016 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 июля 2015 г. отменено, и кассационная жалоба Соколова А.В. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

От межрайонного природоохранного прокурора Московской области поступили письменные возражения на кассационную жалобу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе возражениях на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке принятых по делу решения суда и апелляционного определения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Частью 2 статьи 43 Водного кодекса Российской Федерации установлено, что для водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, устанавливаются зоны санитарной охраны в соответствии с законодательством о санитарно эпидемиологическом благополучии населения. В зонах санитарной охраны

источников питьевого водоснабжения осуществление деятельности и

отведение территории для жилищного строительства, строительства

промышленных объектов и объектов сельскохозяйственного назначения

запрещаются или ограничиваются в случаях и в порядке, которые

установлены санитарными правилами и нормами в соответствии с

законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии

населения.

Постановлением Совнаркома РСФСР от 23 мая 1941 г. № 355 «О

санитарной охране Московского водопровода и источников его

водоснабжения», решением исполкома Моссовета и Мособлисполкома от

17 апреля 1980 г. № 500-1143 «Об утверждении проекта установления

красных линий границ зон санитарной охраны источников водоснабжения

г. Москвы в границах ЛПЗП», а также санитарно-эпидемиологическими правилами СП 2.1.4.2625-10 «Зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы», утвержденными постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 30 апреля 2010 г. № 45, запрещено какое-либо строительство в границах стометровой зоны от уровня воды при нормальном подпорном уровне Истринского водохранилища (пояс зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения).

Частью 4 статьи 5 Водного кодекса Российской Федерации установлено, что береговая линия рек, ручьев, каналов, озер, обводненных карьеров определяется по средне-многолетнему уровню воды в безледный период, а береговая линия прудов и водохранилищ - по нормальному подпорному уровню воды.

Судом установлено, что согласно водохозяйственному паспорту Истринского водохранилища его границы (береговая линия) определяются при нормальном подпорном уровне воды, который для этого водохранилища устанавливается на уровне 170,0 метров, а при переходе к балтийской системе высот подлежит уменьшению на 1,36 метра (т. 1, л.д. 162-181).

Также судом установлено, что Соколов А.В. является собственником земельного участка площадью 5134 кв.м с кадастровым номером 50:08:070342:151, находящегося на территории коттеджного поселка ООО «Лечищево» по адресу: Московская область, Истринский район с.п. Бужаровское, участок 125, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование - под дачное строительство (т. 1, л.д. 17). Указанный земельный участок приобретен ответчиком у ООО «Лечищево» по договору купли-продажи от 2 мая 2012 г. (т. 1, л.д. 41^16).

На данном земельном участке ответчиком возводится дом с хозяйственными постройками.

Ранее, 14 февраля 2007 г., Управлением архитектуры и градостроительства Истринского района, а 27 ноября того же года Управлением Роспотребнадзора по Московской области был согласован

проект застройки территории коттеджного поселка ООО «Лечищево», в том числе и планировка застройки земельного участка, собственником которого

на момент рассмотрения дела судом является ответчик (т. 1, л.д. 227-228).

5 апреля 2007 г. МГУП «Мосводоканал» в адрес Управления

Роспотребнадзора по Московской области направлено заключение о

пригодности земельного участка ООО «Лечищево» под дачное строительство

при условии исключения строительства в 150-метровой береговой полосе

водоисточника (применительно к действовавшим тогда СП 2.1.4.1075 «Зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы»). В комплект рассматриваемых документов входил план застройки земельных участков, выполненный в балтийской системе высот с учетом нормального подпорного условия Истринского водохранилища (т. 1, л.д. 142-143).

Письмом заместителя генерального директора ОАО «Мосводоканал от 20 ноября 2007 г. ООО «Лечищево» согласован проект планировки данного строительства, предусматривающий установку 224 коттеджей и таунхаусов (т. 1, л.д. 200).

Письмом заместителя руководителя Московско-Окского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов от 12 июля 2007 г. ООО «Лечищево» также согласован названный выше проект дачного строительства (т. 1, л.д. 221-222).

Постановлением главы Истринского муниципального района Московской области от 28 декабря 2007 г. утвержден проект планировки территории земельного участка под дачное строительство ООО «Лечищево» (т. 1, л.д. 224).

По смыслу положений статей 5, 43 Водного кодекса Российской Федерации и приведенных выше норм законодательства о санитарно эпидемиологическом благополучии населения в их системном толковании новое строительство запрещено в границах стометровой зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения, которая определяется по границе водного объекта (береговой линии) при нормальном подпорном уровне водохранилища, определяемом в соответствующих высотах.

Береговой линией в таком случае является линия пересечения горизонтальной плоскости на высоте нормального подпорного уровня водохранилища с соответствующими по высоте точками берегового рельефа местности.

Для разрешения вопросов о том, соответствовал ли план застройки коттеджного поселка, включая земельный участок ответчика, установленной зоне санитарной охраны источника питьевого водоснабжения и был ли возведен объект незавершенного капитального строительства с нарушением установленного стометрового расстояния до уровня воды (береговой линии),

судом была назначена экспертиза, проведение которой поручено

ООО «Независимый центр экспертизы и оценки».

По заключению экспертов основная часть жилого дома ответчика

находится в границах стометровой зоны санитарной охраны, утвержденный

план застройки поселка в части определения местоположения строительства

жилого дома на участке ответчика также не соответствует указанному

расстоянию (т. 4, л.д. 2-157).

На основании данных выводов судом постановлено решение о демонтаже (сносе) строения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1).

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2).

Статьей 67 этого же кодекса установлено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1).

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (часть 2).

В соответствии с частью 1 статьи 79 указанного кодекса при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного кодекса Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

В отношении разрешенного строительства его соответствие законодательству должно определяться на момент выдачи соответствующего разрешения, утверждения плана застройки и т.д., поскольку в противном случае при естественном изменении береговой линии и приближении ее к

существующей застройке подлежали бы сносу капитальные строения,

возведенные законно и без каких-либо нарушений.

Как следует из исследовательской части заключения экспертов, для

определения места расположения береговой линии экспертами

производилась топографическая съемка местности, после чего методом интерполяции определялась береговая линия по высотам рельефа местности соответствующим нормальному подпорному уровню водохранилища.

Таким образом, местоположение береговой линии водохранилища было определено экспертами по состоянию на момент проведения топографической съемки - в мае 2014 года.

При этом экспертами отмечено, что согласно топографической съемке в масштабе 1:500, содержащейся в техническом отчете о топографогеодезических работах, выполненных в 2006 году, на основании которых составлялся и утверждался план застройки, в том месте, где по состоянию на май 2014 года определено местонахождение береговой линии при высоте 168,64 м в балтийской системе высот, в 2006 году были указаны высоты 169-170 м, т.е. выше нормального подпорного уровня водохранилища.

Исходя из этого экспертами указано, что на момент утверждения плана застройки земельный участок ответчика и фактическое местоположение его жилого дома находились за пределами стометровой зоны санитарной охраны Экспертами также указано, что утвержденный план застройки соответствовал данной зоне санитарной охраны.

При допросе в судебном заседании эксперт пояснил, что указанные выше расхождения могли быть обусловлены естественным изменением рельефа местности (т. 5, л.д. 8-11).

Между тем судебными инстанциями данным обстоятельствам оценки не дано и решение о сносе (демонтаже) существующего строения постановлено исходя из фактического местоположения береговой линии на момент проведения экспертизы.

Как следует из заключения экспертов, расстояние от установленной экспертами по состоянию на май 2014 года береговой линии при нормальном подпорном уровне водохранилища определялось от северной стороны участка и жилого дома до расположенного параллельно северной границе участка небольшого узко-вытянутого залива водохранилища.

Данное расстояние составило до различных точек северной границы участка от 43,2 м до 99,79 м, при этом большая часть дома вошла в определенную таким образом 100-метровую зону (т. 4, л.д. 141, 142).

На утвержденном плане застройки 2007 года такой залив отсутствует вследствие чего расстояния до береговой линии измерялись с восточной

стороны участка истца до большого залива водохранилища, расположенного

параллельно восточной границе участка (т. 1, л.д. 227-229, т. 3, л.д. 76-83).

При этом половина участка и место положения жилого дома находятся

за пределами 150-метровой зоны.

Указанное расхождение судебными инстанциями не учтено, в судебных постановлениях отсутствует какая-либо оценка данного обстоятельства, существенно влияющего на разрешение вопроса о соблюдении зоны санитарной охраны на момент утверждения плана застройки и возведения спорного строения.

Как усматривается из показаний эксперта, данных им в судебном заседании, появление этого залива также могло быть обусловлено изменением рельефа местности (т. 5, л.д. 10).

Таким образом, суду в качестве обстоятельства, имеющего юридическое значение, следовало определить имелся ли с северной стороны участка указанный выше залив на момент утверждения плана застройки и возведения жилого дома, входит ли он в границы водного объекта, для чего могли быть использованы, в частности, картографические материалы содержащие сведения о границах водоохранных зон государственного водного реестра, предусмотренные пунктом 5 Правил установления на местности границ водоохранных зон и границ прибрежных защитных полос водных объектов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 10 января 2009 г. № 17, а также существовавшие на 1 января 2007 г. данные государственного водного кадастра Российской Федерации.

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу поручив ее проведение тому же или другому эксперту (часть 1).

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (часть 2).

При рассмотрении дела стороны ссылались на противоречия в экспертном заключении, в том числе на противоречие выводов эксперта

фактическим обстоятельствам.

В частности, стороной ответчика указывалось на необоснованное

отнесение его земельного участка к первому поясу зоны санитарной охраны,

в то время как он относится ко второму поясу; на самостоятельный сбор

экспертом материалов для исследования путем запрашивания документов

(т. 5, л.д. 7-20, 73). Из возражений прокурора следует, что, делая замечание о

нахождении в 2007 году земельного участка и жилого дома за пределами

100-метровой зоны, эксперты сравнивали высоты, относящиеся к разным

системам - балтийской и истринской. Представители АО «Мосводоканал также отмечали необоснованное отнесение экспертом земельного участка к первому поясу зоны санитарной охраны, а не ко второму поясу.

При таких обстоятельствах суду следовало обсудить, имели ли место данные нарушения при проведении экспертизы и противоречия в заключении экспертов, если да, то повлияли ли они либо могли повлиять на выводы экспертов и имеется ли необходимость в проведении повторной либо дополнительной экспертизы.

Суд апелляционной инстанции допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права не устранил.

С учетом характера нарушений Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить как апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 января 2015 г., так и решение Истринского городского суда Московской области от 23 сентября 2014 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 19 января 2015 г. и решение Истринского городского суда Московской области от 23 сентября 2014 г. отменить направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 86 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта