Информация

Решение Верховного суда: Определение N 86-КГ17-2 от 18.04.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 86-КГ17-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 18 апреля 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом во Владимирской области к Чесвен Т.М. об истребовании земельных участков лесного фонда из чужого незаконного владения и о возложении обязанности освободить земельные участки от расположенного на них имущества посредством демонтажа

по кассационной жалобе представителя Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом во Владимирской области Костровой Е.К. на решение Киржачского районного суда Владимирской области от 15 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 6 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С, объяснения представителя межрегионального Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом во Владимирской, Ивановской, Костромской и Ярославской областях Костровой Е.К., поддержавшей доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом во Владимирской области (далее - ТУ Росимущества во Владимирской области) обратилось в суд с иском к Чесвен Т.М. об истребовании земельных участков лесного фонда из чужого незаконного владения и о возложении обязанности освободить земельные участки от расположенного на них имущества посредством демонтажа.

В обоснование заявленных требований истец указал, что земельные участки, принадлежащие Чесвен Т.М. на праве собственности, относятся к землям лесного фонда, при этом на одном из земельных участков лесного фонда возводится забор, ограждающий часть земельного участка площадью 3, 4 га.

Решением Киржачского районного суда Владимирской области от 15 апреля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 6 июля 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Представителем ТУ Росимущества во Владимирской области Костровой Е.К. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены вынесенных по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 20 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, постановлением главы администрации Киржачского района Владимирской области от 8 июня 2006 г. Рудневу В.Д. в собственность бесплатно предоставлен земельный участок с кадастровым номером 6 общей площадью

кв.м, расположенный по адресу: область район, деревня , категория земель - земли поселений для сельскохозяйственного производства.

Право собственности Руднева В.Д. на указанный земельный участок зарегистрировано 22 августа 2007 г.

29 апреля 2008 г. Руднев В.Д. по договору купли-продажи продал указанный земельный участок Денисову М.Н., при этом в договоре указана категория земель - земли населенных пунктов, разрешенное использование для индивидуального жилищного строительства.

Право собственности Денисова М.Н. на земельный участок с кадастровым номером зарегистрировано 6 мая 2008 г.

26 июня 2014 г. Денисов М.Н заключил договор купли-продажи земельного участка с Чесвен Т.М., которая зарегистрировала свое право собственности 7 июля 2014 г.

Согласно свидетельству о государственной регистрации от 7 июля 2014 г. земельный участок с кадастровым номером относится к землям населенных пунктов, разрешенное использование - для индивидуального жилищного строительства.

Впоследствии земельный участок, принадлежащий Чесвен Т.М. на праве собственности, разделен и из него образованы земельные участки с кадастровыми номерами.

Право собственности Чесвен Т.М. на вновь образованные земельные участки зарегистрировано 10 ноября и 26 декабря 2014 г.

В собственности Российской Федерации находится лесной участок площадью га с кадастровым номером , категория земель - земли лесного фонда, адрес объекта: область,

район.

В соответствии с кадастровым паспортом земельного участка от 23 декабря 2015 г. его границы не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции руководствовался заключением эксперта, согласно которому восстановить границы земель лесного фонда по материалам лесоустройства 2000 года (планшет № 1), а также установить наложение границ земель лесного фонда на границы земельных участков, принадлежащих Чесвен Т.М., не представляется возможным без определения координат земельного участка лесного фонда в системе координат МСК-33 и в связи с отсутствием лесоустроительных знаков на местности.

Учитывая изложенное, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

С вынесенными судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от 2 октября 2008 г., выданным взамен свидетельства от 29 июня 2004 г зарегистрировано право собственности Российской Федерации на земельный участок с кадастровым номером из земель лесного фонда общей площадью кв.м, расположенный по адресу область, район.

Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 22 декабря 2015 г. земельный участок с кадастровым номером (ранее общей площадью кв.м находится в собственности Российской Федерации, границы земельного участка не установлены.

К землям лесного фонда относятся лесные земли (земли, покрытые лесной растительностью и не покрытые ею, но предназначенные для ее восстановления, - вырубки, гари, редины, прогалины и другие) и предназначенные для ведения лесного хозяйства нелесные земли (просеки дороги, болота и другие) (пункт 1 статьи 101 Земельного кодекса Российской Федерации).

По смыслу указанной нормы, земли лесного фонда подлежат использованию исключительно для целей ведения лесного хозяйства и не могут использоваться для иных целей, не предусмотренных законом.

На основании подпункта 2 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки из состава земель лесного фонда.

В соответствии со статьей 71 Лесного кодекса Российской Федерации в постоянное (бессрочное) пользование, аренду, безвозмездное срочное пользование лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются юридическим лицам, в аренду, безвозмездное срочное пользование - гражданам (часть 1).

Таким образом, федеральным законодательством не предусмотрена возможность нахождения в собственности граждан земельных участков из состава земель лесного фонда.

Пунктом 1 статьи 4.2 Федерального закона от 4 декабря 2006 г. № 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что государственный учет лесных участков в составе земель лесного фонда включает в себя действия уполномоченных органов по внесению в государственный лесной реестр сведений, подтверждающих существование таких земельных участков с характеристиками соответствующими части 1 статьи 69 Лесного кодекса Российской Федерации. Указанные сведения в графической и текстовой форме воспроизводятся в плане лесного участка, который заверяется органом государственной власти, осуществляющим ведение государственного лесного реестра (пункт 3 статьи 4.1). Лесные участки в составе земель лесного фонда, государственный кадастровый учет которых не осуществлялся, признаются ранее учтенными объектами недвижимости.

В силу части 6 статьи 39 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» согласование границ лесных земельных участков производится без установления их на местности.

Частью 6 статьи 47 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» определено, что участки лесного фонда, государственный кадастровый учет которых не осуществлялся, но вещные права на которые и их ограничения, в том числе аренда, зарегистрированы в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», признаются ранее учтенными объектами недвижимости. План участка лесного фонда, а также документ, содержащий описание участка лесного фонда и удостоверенный соответствующим органом, осуществляющим государственный учет участков лесного фонда, признаются юридически действительными. Лесной участок соответствует участку лесного фонда.

На основании пункта 2 статьи 4.2 Федерального закона от 4 декабря 2006 г. № 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» план лесного участка в составе земель лесного фонда, выданный до 1 января 2015 года, признается юридически действительным.

Таким образом, при отсутствии государственного кадастрового учета земель государственного лесного фонда земельный участок признается государственным лесным фондом по материалам лесоустройства.

Как указано в статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно абзацу первому пункта 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество находящееся во владении ответчика.

По смыслу указанных выше норм права и акта их разъяснения значимыми по делу обстоятельствами являлись установление собственника спорного земельного участка, местоположения земельного участка в определенных границах и факта наложения на него земельных участков принадлежащих ответчику.

Однако эти обстоятельства в нарушение требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлены не были.

Рассматривая дело, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что доказательствами, подтверждающими отнесение спорного земельного участка к землям лесного фонда, помимо свидетельства о государственной регистрации права собственности Российской Федерации является информация из государственного лесного реестра в виде надлежаще заверенных выписок из таксационных описаний, копий лесоустроительных планшетов, являющихся первичными источниками информации об отнесении земельного участка к лесному фонду.

Вместе с тем судебные инстанции по настоящему делу, отказывая в удовлетворении заявленных требований, сослались на заключение землеустроительной экспертизы, назначенной определением Киржачского районного суда Владимирской области от 18 февраля 2016 г.

Между тем указанное заключение не содержит ответа на постановленный судом вопрос о том, имеется ли наложение границ земель лесного фонда на границы земельных участков, принадлежащих Чесвен Т.М на праве собственности.

Согласно статье 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов требующих специальных знаний в различных областях науки, техники искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам (часть 1).

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного кодекса.

В соответствии с заключением судебной землеустроительной экспертизы, проводившейся ООО «Владимирский центр кадастровых работ геодезии и картографии» 30 марта 2016 г., восстановить границы земель лесного фонда по материалам лесоустройства 2000 года (планшет № 1) ввиду отсутствия координат таких границ не представляется возможным Установить наличие или отсутствие наложения границ земель лесного фонда на границы земельных участков ответчика без определения местоположения границ земель лесного фонда в системе координат МСК-33 также не представляется возможным.

Таким образом, заключение эксперта не позволило дать однозначный ответ на вопрос о том, имеется ли наложение границ земель лесного фонда на границы земельных участков, принадлежащих Чесвен Т.М. на праве собственности, в связи с чем суду для правильного разрешения спора по существу следовало установить это юридически значимое обстоятельство.

Согласно статье 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту (часть 1).

Дополнительная экспертиза (статья 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), как правило, назначается при неполноте заключения (когда не все объекты были представлены для исследования, не все поставленные вопросы получили разрешение); при неточностях в заключении и невозможности устранить их путем опроса эксперта в судебном заседании; при необходимости поставить перед экспертом новые вопросы (например, в случае неверного установления обстоятельств имеющих значение для дела, или при уточнении таких обстоятельств в связи с изменением исковых требований).

Однако в нарушение приведенных норм права при наличии недостаточной ясности землеустроительной экспертизы, проведенной в рамках гражданского дела, суд первой инстанции не создал условия для установления фактических обстоятельств дела, отклонил ходатайство истца об истребовании в ФГБУ «Рослесинфорг» сведений о координатах границ спорных земельных участков в системе координат МСК-33 для последующего назначения дополнительной судебной экспертизы, то есть не предпринял необходимые меры для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Не устранил допущенные нарушения и суд апелляционной инстанции.

Между тем пунктом 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъясняется, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 2 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (часть 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Это судом апелляционной инстанции учтено не было, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В результате допущенных судом нарушений правил оценки и исследования доказательств имеющие значение для дела обстоятельства не были установлены.

При таких обстоятельствах, а также с учетом того, что допущенные нарушения норм права могут быть исправлены только посредством отмены состоявшегося судебного постановления, и необходимости соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья б1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 6 июля 2016 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 6 июля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 86 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта