Информация

Решение Верховного суда: Определение N 44-КГ15-2 от 16.06.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№44-КГ15-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 июня 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе

председательствующего Кликушина А. А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску

Фаюршина Т Х к Крайневой Р Р , нотариусу

нотариальной палаты Республики Башкортостан Кадыровой Р Ф

о признании недействительными завещания, свидетельства о праве на

наследство, включении имущества в наследственную массу, признании права

собственности на квартиру и денежные средства в порядке наследования

по кассационной жалобе Фаюршина Т Х на решение

Гремячинского городского суда Пермского края от 27 июня 2014 г. и

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Пермского краевого суда от 15 сентября 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации

Вавилычевой Т.Ю., объяснения Фаюршина Т.Х., поддержавшего доводы

кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации

установила:

Фаюршин Т.Х. обратился в суд с иском к Крайневой Р.Р., нотариусу

нотариальной палаты Республики Башкортостан Кадыровой Р.Ф. о признании

недействительными завещания, свидетельства о праве на наследство включении имущества в наследственную массу, признании права собственности на квартиру и денежные средства в порядке наследования мотивируя свои требования тем, что его мать Фаюршина М.Г. умерла 25 июня 2012 г., его отец Фаюршин Х.Г. умер 18 февраля 2013 г. Родители истца состояли в браке.

Фаюршина М.Г. завещания не оставила. Наследниками первой очереди по закону после ее смерти являлись истец, Фаюршин Х.Г. и брат истца Фаюршин XX.

Фаюршин Х.Г. оставил завещание на имя Крайневой Р.Р., заверенное нотариусом нотариальной палаты Республики Башкортостан Кадыровой Р.Ф После смерти Фаюршина Х.Г. нотариус выдала свидетельство о праве на наследство по завещанию на денежные вклады с причитающимися процентами Крайневой Р.Р.

В общей собственности Фаюршина Х.Г. и Фаюршиной М.Г. находились квартира по адресу:,

денежные средства на банковских счетах.

Фаюршин Т.Х. в шестимесячный срок обратился с заявлением к нотариусу Кормщиковой Л.И. о принятии наследства после смерти матери Фаюршиной М.Г.

Фаюршин Т.Х. в шестимесячный срок обратился с заявлением к нотариусу Кадыровой Р.Ф. о принятии наследства после смерти отца Фаюршина Х.Г.

Свидетельство о праве на наследство истцом после смерти родителей не получено.

Истец полагал, что причитающаяся ему доля в общем имуществе родителей входит в состав наследства, открывшегося после смерти его матери и наследуется в равных долях им и его отцом, которые являлись наследниками первой очереди. Фаюршин Х.Г. принял наследство, поскольку вступил во владение наследственным имуществом (квартирой).

Кроме того, истец считал, что завещание является недействительным поскольку подпись на завещании не принадлежит его отцу.

Фаюршин Т.Х. (с учетом уточненных требований) просил признать недействительными завещание Фаюршина Х.Г. и свидетельство о праве на наследство по завещанию, выданное на имя Крайневой Р.Р., включить Уг доли в праве собственности на спорную квартиру, принадлежащую Фаюршиной М.Г., в состав наследства после смерти Фаюршина Х.Г., признать за истцом право собственности в порядке наследования после смерти

Фаюршиной М.Г. и Фаюршина Х.Г. на спорную квартиру, включить в

наследственную массу после смерти Фаюршина Х.Г. % доли в праве

собственности на денежные средства, находящиеся на банковских счетах на

имя Фаюршиной М.Г., признать право собственности в порядке наследования

1

после смерти Фаюршиной М.Г. на Л доли денежных средств на ее банковских

счетах, взыскать с Крайневой Р.Р. руб. коп., взыскать с ответчиков

государственную пошлину в размере руб.

Решением Гремячинского городского суда Пермского края от 27 июня 2014 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 15 сентября 2014 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене принятых по делу судебных постановлений ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 мая 2015 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, мать истца Фаюршина М.Г. умерла 25 июня 2012 г. (т. 1 л.д. 14).

Наследниками первой очереди после ее смерти являются ее супруг Фаюршин Х.Г. и сыновья Фаюршин XX. и Фаюршин Т.Х. Все указанные наследники в течение шестимесячного срока обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства (т. 1 л.д. 38, 40, 41).

Отец истца Фаюршин Х.Г. умер 18 февраля 2013 г. (т. 1 л.д. 15), оставив завещание, в соответствии с которым все принадлежащее ко дню его смерти имущество завещал Крайневой Р.Р. (т. 1 л.д. 62).

Родители истца состояли в браке с 20 июля 1949 г. (т.1 л.д. 42). В их

общей собственности находились квартира по адресу:

(т. 1 л.д. 99), а также денежные

средства на банковских счетах (т. 1 л.д. 49, 66).

Свидетельство о праве на наследство по закону истцу после смерти

матери не выдавалось.

На основании завещания Фаюршина Х.Г. нотариусом Кадыровой Р.Ф выдано свидетельство о праве на наследство Крайневой Р.Р. на денежные вклады с причитающимися процентами и компенсациями (т.1 л.д. 70).

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств, подтверждающих невозможность Фаюршиным Х.Г. в момент оформления завещания понимать значение своих действий и руководить ими в силу состояния здоровья. При этом суд пришел к выводу о том, что иные требования Фаюршина Х.Г. являются производными от требований о признании завещания недействительным, в связи с чем они также не подлежат удовлетворению.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, судебная коллегия указала на то, что доказательств, свидетельствующих о совершении подписи на завещании иным лицом, а не Фаюршиным Х.Г., истцом суду не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального и процессуального права, регулирующих спорные правоотношения.

В соответствии со статьей 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе определяемая в соответствии со статьей 256 настоящего Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами установленными настоящим Кодексом.

Статьей 256 Гражданского кодекса Российской Федерации определено что имущество нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Согласно части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В силу статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской

Федерации основание и предмет иска определяет истец. Суд не обладает

правом без согласия истца изменять основания или предмет исковых требований, заявленных истцом.

Такое нормативное регулирование вытекает из конституционно

значимого принципа диспозитивности, который, в частности, означает, что

процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают,

изменяются и прекращаются по инициативе непосредственных участников

спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью

суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г. № 2-П и от 26 мая 2011 г. №10-П).

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» обращено внимание судов на то, что заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, при обращении в суд Фаюршин Т.Х просил признать за ним право собственности в порядке наследования на имущество не только его отца Фаюршина Х.Г., но и матери Фаюршиной М.Г однако эти требования судом рассмотрены не были, какого-либо процессуального решения по ним вопреки положениям части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не принято что является существенным нарушением норм процессуального права.

Указание суда на то, что иные требования подлежат отклонению поскольку являются производными от требований о признании завещания недействительным, не свидетельствует о рассмотрении иска Фаюршина Т.Х. в части признания за ним права собственности на имущество его матери поскольку данные требования носят самостоятельный характер и основаны на положениях статьей 256, 1150, 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в пунктах 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела являются заключения экспертов (статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть

подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (статья 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

На основании статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Исходя из существа рассматриваемого спора, необходимости установления юридически значимых обстоятельств по делу, к которым относится установление подлинности выполнения Фаюршиным Х.Г. подписи на завещании, принимая во внимание, что данный вопрос требует специальных познаний, которыми суд не обладает, необходимые сведения для правильного разрешения дела могли быть получены посредством проведения судебной экспертизы в соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Между тем соответствующая экспертиза судом первой инстанции в нарушение указанной правовой нормы по делу не назначалась.

Данное нарушение не устранено и судом апелляционной инстанции.

В случае если обжалуемое решение постановлено без исследования и установления всех фактических обстоятельств дела, у суда апелляционной инстанции имеются соответствующие полномочия по устранению выявленных нарушений, в том числе и посредством назначения необходимой экспертизы, поскольку в соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (пункт 1 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Как следует из материалов дела, в иске и в апелляционной жалобе истец указывал на то, что подпись на оспариваемом завещании выполнена, по его мнению, не отцом (л.д. 232), при этом заявил ходатайство о назначении судом апелляционной инстанции судебно-почерковедческой экспертизы по делу

(л.д. 233), которое судебной коллегией не разрешено.

С учетом правовой природы апелляционного производства (статьи 320, 327.1, 328, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) оставление заявленного ходатайства без разрешения существенным образом ущемляет права и законные интересы Фаюршина Т.Х., лишает его права на судебную защиту, гарантированную статьей 46 Конституции Российской Федерации.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены решения Гремячинского городского суда Пермского края от 27 июня 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 15 сентября 2014 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Гремячинского городского суда Пермского края от 27 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 15 сентября 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 79 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта